Дешевле картошки в Азербайджане только жизнь аскера

Торговая голь Азербайджана хитра на выдумки

Как сообщают СМИ Азербайджана, рухнувший в ночь на 21 февраля сразу на 35 процентов азербайджанский манат внес свои коррективы в торговлю в этой республике, вызванные запретом министерства экономики и промышленности на повышение цен. Картина сложилась интересная: Центральный банк Азербайджана обрушил государственную валюту – манат, а минэкономики тут же отправило в торговые заведения антимонопольную службу: наказывать штрафами и даже арестами всякого, кто осмелится цены на товары повысить.

Гениальные, надо сказать, в Азербайджане экономисты работают, ожидающие прибыль там, где купленный за Х условной валюты товар вынуждают продавать за Х минус Y. Но если азербайджанские экономисты, так уж и быть, отвергну на время политкорректность, представляют собой серую толпу ничем не примечательных посредственностей, то торгаши из закавказских турок действительно получаются отменные. И уже не имеет значение, чем торгует закавказский турок – отнятой у российских производителей петрушкой на Марьинском рынке Москвы, оплеванными для и до блеска помидорами в Балашихе, или новыми, но уже зловонными турецкими носками в бакинском Садараке.

Вот эти самые азербайджанские торгаши придумали несколько вариантов обойти запрет минэкономики и торговать с прибылью.

Вариант первый: тапш, рюшвет, бахшиш, хормет, волосатая лапа, барашек живой и барашек в конверте.., короче, банальная взятка. Действует безотказно, но иногда накладно. Поэтому вместе с первым вариантом торгаши также используют

Вариант второй: старые ценники, новое мышление. Много лет назад Козьма Прутков предупреждал “Если на клетке слона прочтёшь надпись “буйвол”, не верь глазам своим”. Более чем актуальное предупреждение для азербайджанских покупателей. Адаптирую старого Козьму к азербайджанской действительности. Если на ценнике, например, утюга, написано 30 манат, это вовсе не значит, что товар можно купить за эту сумму. Продавец с калькулятором вначале прибавит к 30 манатам 40 процентов, а потом, непременно шепотом, назовет окончательную и точную цену. Если, конечно, он умеет обращаться с калькулятором. Поэтому мой совет азербайджанским потребителям: в магазин идите со своим калькулятором, предварительно научившись вычислять 40 процентов от исходной суммы. Затем уже, став опытным математиком, вам несложно будет прибавлять искомые 40 процентов к исходной сумме. И тогда вы будете знать: утюг с ценником в 30 манатов можно купить не меньше, чем за 42 маната. Иначе вы их просто не увидите на прилавке, так как закавказский турок скорее отгрызет себе руку, чем продаст товар с убытком для себя.

Вариант третий: изученный еще с советских лет его высочество дефицит (его величеством в Азербайджане принято называть только Ильхама Алиева). Товар прячется под прилавком (в складском помещении, в складках юбки прислуживающей в каждом магазине традиционной тетушки Пюсты) и других тайниках хозяина объекта. Торгаши вначале жалуются клиентам на президента Азербайджана, оппозицию, умирающий манат, уничтожающих аскерню армян, а потом доверительно сообщают, что сохранили последний экземпляр искомого товара для своей семьи, но… не могут отказать столь хорошему человеку. Покупатель уходит довольным, а торгаши, получившие необходимый навар, демонстрируют фигу куда-то в сторону здания минэкономики и администрации Ильхама Алиева.

Вариант четвертый: ловкость рук и никакого мошенничества. Используется большинством продовольственных магазинов Баку. Способ получить необходимый навар прост до неприличия: ценник на товаре показывает одну стоимость, а кассовый аппарат выбивает другую. В итоге покупатель платит за товар не указанные на нем Х манатов, а Х плюс аппетиты хозяина магазина.

Несмотря на поистине титанические усилия торгашей, отдельные сегменты торговли в Азербайджане умирают вслед за манатом. Как сообщают из Баку, в магазинах нет – даже турецкого производства – самых элементарных вещей: мыла, зубной пасты, стиральных порошков. Нет импортных мяса, колбас, молока свежего и сгущенного, даже корма для собак и кошек. Европейцы слыхом не слыхивали о проблемах в далеком и незнакомом им прикаспийском образовании, а сволочи турки анатолийские продолжают торговать с собратьями из Азербайджана лишь за доллары и евро, делая вид, будто до них еще не дошли тревожные слухи о неизлечимой болезни и скорой кончине маната. Поэтому магазины в Азербайджане все чаще стали зиять пустыми прилавками, словно расческа вечно голодного Мамеда широкими пробелами в зубьях.

Между тем, жителям Азербайджана не советуется рвать на себе волосы из-за рухнувшего маната, это может спровоцировать различные болезни – от парши до токсикодермии – а цены на лекарства, наплевав на угрозы минэкономики Азербайджана, час от часу повышаются.

Еще одна напасть пришла в Азербайджан вместе с самой популярной в этой республике пищей – картошкой. Картофельный монополист Азербайджана и, по совместительству, духовный вождь шиитов этого образования, то есть шейх уль-ислам хаджи Аллах-Шукюр Паша-заде, воспользовавшись всеобщей паникой, принялся впаривать своей пастве иранскую картошку по цене элитной тибетской, но с сопроводительными бумагами, лжесвидетельствующими, будто картошка выращена в Кюрдамире и Геранбое. Паства отчаянно защищалась от загребущих рук духовного пастыря, но даже при всех ухищрениях шейха, дешевле картошки в Азербайджане ценится только жизнь аскеров.

Сагател БАКВЕШИНЯН