Подпишитесь на наш канал в Telegram

Племянницы Сьюзан Б. Энтони и Комитет помощи на Ближнем Востоке

В Международный женский день Историческое общество Американского комитета помощи на Ближнем Востоке опубликовало материал об американских женщинах-миссионерах Гертруде и Эми Энтони — племянницах знаменитой активистки и борца за гражданские права женщин Сьюзен Браунелл Энтони. Материал подготовлен в сотрудничестве с независимым исследователем из Австралийского института исследований Холокоста и геноцида Викеном Бабкеняном. Бабкенян вместе с профессором Питером Стэнли является автором работы «Армения, Австралия и Великая война» (NewSouth Publishing, 2016), которая была включена в шорт-лист двух главных австралийских литературных премий. Информационно-аналитический портал Voskanapat.info представляет перевод данного материала без купюр.

Гамидийская резня и первые усилия по оказанию помощи армянам

Когда в 1915 году был создан Американский комитет помощи армянам и сирийцам (позже известный как Комитет помощи на Ближнем Востоке) для оказания помощи выжившим во время Геноцида армян, это был не первый случай, когда американцы мобилизовали силы для оказания международной помощи. Примерно за 20 лет до этого в Америке были предприняты серьезные усилия по оказанию помощи для спасения выживших после Гамидийской резни, также известной как массовые убийства армян в 1894-1896 гг. Согласно самым скромным оценкам, число погибших тогда составило около 80 тысяч человек, а по самым высоким оценкам погибло более пятисот тысяч человек. Сотни тысяч людей остались без средств к существованию, лишились крова и остро нуждались в помощи.

Это стало первым примером оказания помощи, ныне зачастую забытым на фоне гораздо более крупных последователей и создания официальных организаций по оказанию помощи, совпавшим с появлением на Западе первой волны женского движения и феминизма. Женщины все больше вовлекались в эту деятельность, проникаясь идеями интернационализма, благодаря естественной солидарности с жертвами насилия над женщинами в других местах.

Жертвы резни армян в Эрзеруме, W.L. Sachtleben, 30 октября 1895 г.

Американские женские организации сыграли особенно важную роль в поддержке движения по оказанию помощи армянам. Национальный совет женщин США в 1895 году принял резолюцию, в которой говорилось:

«Мы осуждаем насилия, совершенные в отношении армян, и высоко оцениваем непоколебимый героизм наших армянских сестер, пожертвовавших своими жизнями в защиту своей чести и свободы совести, и мы искренне призываем наших сестер в Великобритании и других странах Европы использовать свое влияние на правительства своих стран для принятия немедленных мер по обеспечению безопасности жизни, чести и имущества в Армении» (Луиз Барнум Роббинс, Национальный совет женщин США, 1898 год).

В борьбу за армянское дело вступали многие простые гуманитарии и известные американские женщины-активисты, в том числе Джулия Уорд Хау из Американской ассоциации избирательных прав женщин и Франсис Уиллард - лидер Женского христианского союза за умеренность (WCTU). Уиллард утверждала, что «американский дух и пример» «стимулировали стремление армян к независимости», что привело к репрессиям в их отношении. Поэтому американский «долг» — оказать помощь армянам. В 1896 году Уиллард прервала свой велосипедный отдых на севере Франции, присоединившись к оказанию помощи выжившим армянам, нашедшим приют в Марселе. Многие американские женщины-миссионеры, разбросанные по всей Османской империи, сумели оказать непосредственную помощь жертвам. В марте 1896 года к ним присоединилась первый президент Американского Красного Креста (АRC) Клара Бартон, возглавившая миссию АRC в Османской империи.

Американская гуманитарная реакция на Гамидийскую резню в 1890-х годах стала генеральной репетицией гораздо более масштабной и хорошо организованной гуманитарной акции в ответ на Геноцид армян в годы Первой мировой войны. На этот раз гораздо больше американских женщин присоединилось к Комитету помощи на Ближнем Востоке (NER) для оказания помощи жертвам еще более крупной катастрофы — Геноцида армян.

Комитет помощи на Ближнем Востоке

Во время Первой мировой войны около 170 американских миссионеров выполняли свои обязанности в изолированных и отдаленных районах Османской империи. Многие из них были женщинами. В их числе Мэри Граффам в Сивасе, Грейс Напп в Битлисе, Ида Стэплтон в Эрзеруме, Рут Пармали в Харпуте, Элвеста Лесли в Урфе, Клара Ричмонд в Таласе, Харриет Фишер в Адане, Элизабет Ашер в Ване, Эмма Кушман в Конье и многие другие. Несмотря на то, что они были ограничены в своих действиях из-за широкомасштабных акций османских властей, миссионеры смогли предоставить ограниченную помощь и убежище тысячам армянских беженцев. С окончанием войны эти ограничения стали сниматься, что значительно повысило эффективность помощи.

Брошюра «Cablegram» с цитатами религиозных и общественных деятелей. Внутренняя обложка содержит заявление президента Вудро Вильсона, 1919 год

Перемирие, положившее конец войне с Османской империей, открыло возможности для отправки дополнительного персонала и припасов на отдаленные миссионерские посты, разбросанные по всей бывшей империи. Британское и французское военное руководство на оккупированных территориях Турции признавало эффективность NER благодаря его «комплексной организации» и сотрудникам, «знакомым с языком и обычаями народа страны». При поддержке президента Вудро Вильсона NER развернул амбициозную гражданскую благотворительную кампанию по сбору 30 миллионов долларов для удовлетворения насущных потребностей армянских беженцев. Оборудование пятнадцати армейских госпиталей во Франции, в котором в мирное время исчезла необходимость, за незначительную сумму было передано NER. Данное оборудование включало кровати, хирургические инструменты, стерилизаторы и медикаменты. Автомобили, которые раньше использовались для перевозки снарядов и солдат на фронт, также были переданы комитету для использования «в целях возвращения в свои дома депортированных беженцев и распределения продовольствия в районах, охваченных голодом».

Обложка журнала Американского комитета помощи армянам и сирийцам, 1919 год

«Левиафан»

В первые месяцы 1919 года флотилия кораблей, включавшая в себя грузовые суда «Меркурий», «Левиафан» и «Пенсакола», отплыла из Нью-Йорка на Ближний Восток. New York Times описывала ее как «самый большой контингент миссионеров, врачей и сотрудников по оказанию помощи, когда-либо отправляемый за границу с подобной миссией». Один «Левиафан» перевозил более 240 человек вместе с оборудованием для пятнадцати больниц — питанием, одеждой и палатками, а также 60 грузовыми автомобилями и другими материалами на сумму, превышавшую 3,5 млн долларов. В числе пассажиров находилось пять врачей из службы Американских женских больниц — организации, созданной во время войны для мобилизации американских женщин-врачей на военную службу (после того, как военное министерство отказалось от их использования).

«Левиафан» перевозит первую большую группу волонтеров Комитета помощи на Ближнем Востоке в феврале 1919 года. Снимок предоставлен Библиотекой Конгресса, коллекция Бэйна.

Среди сотрудников помощи на «Левиафане» находились две сестры из Беркли (Калифорния) — 46-летняя Гертруда Энтони, учитель биологии и ботаники, и 50-летняя Эми Энтони Бёрт, квалифицированная медсестра. Они являлись племянницами известной американской суфражистки Сьюзен Б. Энтони, именем которой впоследствии была неофициально названа Девятнадцатая поправка к Конституции США, с 1920 года гарантирующая женщинам право голоса.

«Левиафан» достиг Константинополя в марте 1919 года. Вскоре NER создал широкую сеть больниц, детских домов и пунктов питания для армянских беженцев, протянувшуюся от Адриатического моря до Кавказа и от Сирии до Палестины. Был также создан ряд «нейтральных домов», предоставлявших приют христианским женщинам и детям, освобожденным из плена по условиям перемирия Первой мировой войны.

Группа женщин до или после посадки на «Левиафан», 1919 год


Гертруда и Эми Энтони

Эми Энтони была направлена в сиротский приют для юношей в Кулели (Константинополь,ныне Стамбул). В приюте Кулели, расположенном на берегу Босфора на его азиатской стороне, содержалось около 1000 сирот, большинство из которых составляли армяне. Гертруда Энтони была направлена на Кавказ, где она работала в столице Первой Армянской Республики, Эривани (также известном как Ереван).

Гертруда и Эми Энтони, 1919 год

В письме из Эривани, датированном 26 декабря 1919 года, Гертруда описывает отчаянное положение армянских беженцев:

«К этому времени были группы, которые уже завтракали, немного, кашей из муки и воды, а иногда по берегам реки удавалось собрать немного зелени. У тех, у кого сохранились какие-то вещи, имелся медный котелок для приготовления пищи, а у некоторых было много постельного белья, упакованного в местную тару, представляющую собой большие тканевые сумки. Но было много, ох, как много людей, у которых не было ничего; они спали на солнце, сидели, бессмысленно озираясь вокруг, охотились или жевали стебли горчицы. Некоторые покупали жалкие кусочки черного хлеба у грязных торговцев, восседавших вдоль железнодорожной колеи. Гертруда Этони, 26 декабря 1919 г.».

В июне 1921 года, после двух лет, проведенных в Эривани, Гертруда была назначена руководить детским домом для мальчиков в пункте NER в Марсоване (Турция). Ее прибытие трагически совпало с крупномасштабной резней и депортацией греков и армян на территории, занятой турецкими националистами. Гертруда, ставшая свидетелем этих событий, оказала помощь многим жертвам.

Гертруда Энтони, 1919 год

Когда она в октябре того же года отбыла из Марсована в Константинополь, то представила доклад американскому Верховному комиссару, адмиралу Марку Ламберту Бристолю. В своем докладе она подчеркивала, что в него вошли только подробности, известные ей «из первых рук», или же те, «в подлинности» которых она «была достаточно уверена». Зная о симпатиях адмирала Бристоля к турецким националистам, Гертруда опасалась, что тот не передаст ее доклад в Государственный департамент США. Дабы быть уверенной в том, что они получат его, в декабре она лично представила свой доклад в Государственный департамент в Вашингтоне по дороге домой вместе со своей сестрой во время их поездки в отпуск. Записка Государственного департамента, приложенная к отчету, подтвердила ее подозрения в том, что адмирал Бристоль не передавал ее отчет в Департамент.

Гертруда и Эми вернулись в Турцию в марте 1922 года. Эми продолжила свою прежнюю работу в приюте в Кулели. Гертруде вместе с двумя другими сотрудницами NER — мисс Шарлотт Уиллард из Чикаго (Иллинойс) и мисс Пенни Дж. Нойес из Оберлина (Огайо), было поручено вернуться в Марсован для подмены персонала NER — миссис К. Комптон из Бостона (Массачусетс) и мисс Сары Корнинг из Хановера (Нью-Гэмпшир), отбывавших в отпуск. Три женщины прибыли в Марсован в июне, и Гертруда возобновила работу в приюте для мальчиков, в котором содержалось около 600 детей-сирот. Мисс Уиллард заняла должность директора по оказанию помощи домам, принадлежащим Американскому совету уполномоченных по иностранным миссиям (ABCFM) и Анатолийскому колледжу. Нойес приняла на себя ответственность за больницу и сиротский приют для девочек. Они были тремя единственными американскими гражданами в Марсоване.

После победы турецких националистов (кемалистов) над греческой армией в Западной Анатолии и последующей катастрофы в Смирне в сентябре 1922 года националисты выдвинули ультиматум, дав немусульманам всего один месяц на то, чтобы покинуть территорию, занятую турецкими националистами, в противном случае их безопасность не может быть гарантирована. Это объявление вызвало панику среди оставшихся в живых христиан — греков и армян — по всей Турции.

Самсун, как ближайший к Марсовану крупный порт с серьезным американским военно-морским присутствием, стал местом притяжения для тысяч перепуганных беженцев со всех северо-восточных районов страны. Руководство NER направило Гертруде Энтони распоряжение об эвакуации из Марсована. И она пустилась в трехдневное 65-мильное путешествие в Самсун с 500 беженцами и сиротами, сбившимися в караван из 56 повозок. Вперед были отправлены два скоростных фургона с сотрудниками, чтобы те приготовили еду и сделали другие необходимые приготовления по прибытии в пункт назначения.

После благополучного прибытия в Самсун Гертруда приняла на себя обязанности по приему конвоев беженцев из внутренних районов страны. Вот ее собственные слова, которыми она описывала состояние прибывающих беженцев:

«…Были в плохом состоянии, потому что начались дожди, а в горах шел снег. Те из Сиваса были особенно плохи, поскольку их путешествие растянулось на восемь дней. Было много случаев кори, оспы и пневмонии… Беженцы прибывали и толпились в доме и приютах, пытаясь получить помощь. Гертруда Энтони, 1922 год».

Здания NER, имевшиеся в Самсуне, не могли принять столь огромное количество беженцев, прибывающих в портовый город. Нуждающихся детей стало так много, что Гертруда вспоминала: «…Мы выбирали тех, кто выглядели особенно голодными». У NER было достаточно запасов одежды для первых 300 детей, но после этого детям пришлось носить лишь «нательное белье и укутываться в одеяла, пока мы не постирали и не залатали лучшее из их собственной одежды. Мы приняли около 600 человек…».

Гертруда решает вернуться в Марсован, чтобы помочь своим коллегам из NER. По дороге она видит потоки беженцев, которые напоминают ей об обстановке в Армении. Беженцы были… «босые, оборванные, перепачканные грязью после недель, проведенных на залитых жижей дорогах, превозмогая страх, усталость и голод, некоторые из них рыдали, другие что-то бормотали, третьи стойко переносили испытания, столкнувшись с ослепляющей снежной бурей. Одна женщина брела в лохмотьях, через которые просвечивало все ее тело...»

По прибытии в Марсован Гертруда наблюдала столь же отчаянные сцены. Мисс Нойес и мисс Уиллард принимали сирот из детского дома NER, расположенного далеко на юге страны, в глубинке, в Токате, где содержалось около 2000 детей. Когда они прибывали в Марсован партиями по 150 человек по пути в Самсун, среди них фиксировалось много «случаев оспы, кори и сильной пневмонии». Уровень смертности среди них был довольно значительным, и Гертруда сообщала, что многие погибли по дороге и в Марсоване.

Гертруда покинула Марсован в конце января 1923 года после того, как большинство сирот было успешно эвакуировано из региона. Она направилась в Грецию, чтобы помочь NER справиться с наплывом в страну около 1 миллиона беженцев и сирот из Турции. Гертруда находила, что выживание «беженцев в Греции все еще требовало огромных усилий». Она говорила, что многим «не находится места. Многие из них разбиты и не могут прийти в себя».

В конце 1923 года Гертруда и еще одиннадцать человек были награждены греческим королем Георгом высшей гражданской наградой - Золотым крестом Святого Ксавьера в качестве «признания их заслуг перед греческими беженцами и сиротами после трагедии в Смирне». Гертруда продолжила работать в Греции, став директором детского дома Оропос, перепрофилированного в сельскохозяйственную школу.

История о работе, проделанной Гертрудой и Эми Энтони, символизирует прогресс, достигнутый женщинами в начале ХХ века. После таких трагедий, как геноцид армян, ассирийцев и анатолийских греков, потребность в благотворительности и помощи граждан была столь велика, что многие женщины сумели взять на себя руководящую роль в те времена, когда, несмотря на каждодневные значительные успехи в деле женского освобождения и избирательного права, женщины по-прежнему сильно ограничивались в правах и возможностях. Врачи, медсестры, учителя, директора детских домов, координаторы помощи и многие другие, такие женщины, как Гертруда и Эми Энтони, являли собой лучшие идеалы женского движения и предопределили большой прогресс, которого предстояло в будущем достичь всем женщинам, вне зависимости от расы, религии или национального происхождения.


Перевод с английского — ПАНДУХТ

Оригинал публикации — https://neareastmuseum.com/2019/03/08/susan-b-anthonys-nieces-and-near-east-relief/?fbclid=IwAR2RsE3G3LRrOjQY74GgMLG9UTLIhV0uNd6h_3LIemHWpz-vKDbO02ldnXs


Ссылки:

Викен Бабкенян и Питер Стэнли. Армения, Австралия и Великая война. NewSouth Publishing, Сидней, 2016;

Викен Бабкенян. Гуманитарная реакция на резню армян 1894-1896 гг. International Review of Armenian Studies, Vol 16, No. 1, 2018;

Роберт Шенк, Черноморский флот Америки: флот США между войной и революцией, 1919–1923 гг., Naval Institute Press, Аннаполис (Мэриленд), 2012;

Записки Гертруды Энтони, BANC MSS 2002/207, Библиотека Бэнкрофта, Университет Калифорнии, Беркли. Отдельное спасибо Нушиг Карпанян за предоставленные материалы из архива.

Near East Relief (информационный бюллетень), под редакцией Near East Relief для частного распространения, Константинополь, номера за 1921-22 гг.

Женщины-сотрудницы по оказанию помощи на борту «Левиафана», 1919 год

Уважаемые друзья, информационно-аналитический портал Voskanapat.info нуждается в вашей поддержке. Помогите сделать его ещё лучше!
20.08.2019 Секретарь Совбеза Ирана назвал подписание ядерной сделки ошибкой ЕС: Замена мэров в Турции ставит под вопрос демократические итоги выборов 31 марта ОБСЕ проведет плановый мониторинг на границе Потерянное или обретенное время моей жизни. Часть 2 Турция пожаловалась России на обстрелы сирийской армии Представители МККК посетили находящегося в Азербайджане Араика Казаряна 19.08.2019 Грузия и Азербайджан продолжат работу по делимитации границы Турция предупредила об ответных мерах Масис Маилян обсудил с руководителем степанакертского офиса МККК судьбу военнослужащего Араика Казаряна СМИ: Сирийские ВВС нанесли удар по турецкому конвою в Идлибе Иран предупредил США: Не совершайте ошибку Мигран Акопян обратился к Сержу Танкяну Армения второе лето подряд становится самым популярным зарубежным направлением среди россиян Тигран Абрамян: В действительности на границе постоянно происходят позиционные перемещения 17.08.2019 ВС Армении предотвратили попытки инженерных работ в Нахичеване Серьезный военно-стратегический успех Армянской армии в Тавуше Минобороны Арцаха: ВС Азербайджана за неделю нарушили режим прекращения огня 16.08.2019 Министр ЕАЭС рассматривает Иран как ворота на Ближний Восток В Турции погиб очередной турист из России Мины в грузинские поля заложил союзник 15.08.2019 Мария Захарова: ''Турция должна соблюдать обязательства по Сирии'' Военнослужащие российской военной базы в Армении провели мониторинг двустороннего учения с применением БЛА Financial Times: Авантюра Эрдогана с С-400, кажется, окупилась Среди пассажиров жестко севшего в поле самолета Москва-Симферополь есть и армяне Очередная потеря в рядах азербайджанской аскерни Посольство Азербайджана направило в МИД России официальную ноту 14.08.2019 Дилемма героев: казнить нельзя помиловать От пули с азербайджанской стороны в Армении ранен солдат Тбилиси занизил ущерб от потери российских туристов, заявила Бурджанадзе Какие исторические вопросы решает азербайджанская наука в России? В Армении откроется консульство Уругвая Зограб Мнацаканян: Уругвай является очень важным, надежным партнером для Армении Должен попросить вас, проявить немного терпения - глава МИД Армении 13.08.2019 «В одном вопросе имеется четкая договоренность»: Грант Мелик-Шахназарян Турция хочет закупить российские Су-35 вместо американских F-35 МИД Арцаха: Прилагаются усилия в направлении возвращения военнопленного Араика Казаряна на Родину Уверен, что наш военнослужащий просто заблудился – Давид Тоноян Приписывание своих зверств противоположной стороне – известный трюк пропагандистской машины Азербайджана 12.08.2019 Глава МИД Ирана: Лучшее, что могут сделать США, это оставить всех в покое Араик Казарян при невыясненных обстоятельствах покинул боевую позицию Гражданин Армении обнаружен на территории Азербайджана Бако Саакян подписал ряд законов Встреча президентов России, Азербайджана и Ирана перенесена Акар: У Турции есть резервные планы по Сирии, если США нарушат соглашение Иран готов выполнять обязательства по ядерной сделке, заявил вице-президент В Грузии оценили ущерб от потери российских туристов Потерянное или обретенное время моей жизни. Часть 1 Вашингтон напрасно ждет звонка от властей Ирана - Тегеран Алан Гогбашян новый посол Соединённого Королевства в Армении В Турции сообщили об интересе Анкары к Су-35
 
От нашего отношения к Армянскому Воину зависит благополучие наших государств и безопасность армянского народа. Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН