Арцахская освободительная война. Рассказывает Гагик Авшарян

Арцахская освободительная война. Рассказывает Гагик Авшарян

Информационно-аналитический портал Voskanapat.info и агентство Times.am представляют вниманию читателей ряд историй и рассказов об Арцахской освободительной войне. Главная цель проекта – знакомство широкого круга читателей с нашими героями. Мы попытаемся выявить и представить Вашему вниманию самые интересные истории и фрагменты освободительной войны.

Итак, рассказывает Гагик Авшарян.

На военную операцию мы шли, как на праздник. Были уверены, что с освобождением Шуши это все должно было закончится. Мы были обычными городскими парнями. Многих, кто пришли из Баку и Сумгаита, даже не знали. Никто из нас не был военным, не было среди нас носящих погон людей. Но нашей самоорганизованности могли позавидовать лучшие армии мира.

Мы проводили тренировки. Шли покорять вершину Норагюха. Стреляли, чтобы научиться работать сообща, привыкали к взрывам мин, тряске танка для поддержания необходимой физической формы. В нашем полку, который был расположен в Ходжалу, у нас был один видеомагнитофон. С апреля по май в перерывах тренировок мы смотрели по нему фильм «Сорок дней Муса-дага». Если не соврать, то где-то десять раз мы его посмотрели тогда. Сейчас, если говорить языком терминов, должен сказать, что для укрепления нашей физической формы мы подняли на самую высокую планку наше морально-психологическое состояние, но в то же время мы сделали это все неосознанно, без какого-либо совета или указа.

Перед военной операцией по освобождению Шуши мы зарезали свинью. В тот день мы все, чьи имена были в списке, собрались и хорошенько попировали. Был вечер 7 мая. Где-то в два часа ночи мы двинулись по направлению Шуши. Я в танке ехал по дороге, Мхо (Мхитар), мой брат-близнец, подходил со стороны Дашушена. Пока мы поднимались, Мхо с левой стороны, с Дашушена, уничтожил четыре или пять пушек. Пехота, которая была 4 взводом 2 дивизиона, находившаяся под руководством Самвела Карапетяна, шла впереди, за ней ехала техника. По асфальту мы поднялись настолько, пока не дошли до заваленной камнями части дороги. Впереди находились три телевышки, мы должны были укрыться под ними. Не смогли пройти через заваленные камни, пришлось остановиться. У нас был танк и два бронетранспортера (БТР). В это время из-за угла появился вражеский танк. Мы выстрелили, и хоть наши снаряды не были противотанковыми, танк получив повреждение, дымясь уехал. Во время последующего боя мы этот танк больше не видели. В это время подъехал еще один БТР. Мы выстрелили, он раскрылся, как роза и заполыхал весь. Люди попрыгали из него, разрываясь на куски. В то же время Мишик из нашего взвода уничтожил гранатометом вражеский БМП. Ситуация находилась полностью под нашим контролем, а нашему настроению и духу не было пределов. Шел горячий бой, но все шло удачно. Однако наша техника не смогла пройти. Впереди путь загораживали камни, с правой стороны был обрыв, слева — скала. Где-то на 100-150 метров внизу от нас были каменные плиты. Хоть и говорят, что танк не может подняться более чем на 30 градусов, мы дожали не менее 40. Мы доехали до трех телевышек и оказались рядом с подбитым нами БТР-ом. Уже и пехота была на месте. Это было условным местом встречи наших сил. В этом месте также прошли бои. Командир нашего взвода Гагик Саргсян получил ранение. Его заменил Самвел Карапетян.

Оттуда мы двинулись вперед. Сформировав цепочку с пехотой, мы поднимались к крепости. В этот момент перед нами появился еще один БТР. Он открыл по нам огонь, мы отстреливались. Так как был май, зелень деревьев закрывала нам видимость. Потом подъехал еще и танк. Мы его не заметили из-за листвы. Его приметил и сказал нам следовавший за нами в группе БТР Мартик Айрапетян, но в это время появилась весть, что наш танк вошел в Шуши и, по всей видимости, это был именно наш танк. Ведь отряд Самвела Бабаяна должна была войти в Шуши через заднюю часть крепости.

В это время появился один БРДМ (бронированная разведывательно-дозорная машина, — прим. ред.). Мы подбили его, он так и остался висеть над обрывом. Ту же судьбу имели и машина скорой помощи вместе с БТР-ом. По танку мы не стреляли и не опасались его. Думали, что это наши. Бой, казалось, уже окончен. Мы уже начали расчищать территорию.

Вдруг ребята заметили, что танк этот вражеский и нам сказали об этом. Я посмотрел из командирской кабины и увидел, что он стоит где-то на расстоянии 300 метров. Правда, мы думали, что он наш, однако его дуло смотрело прямо на нас. Внимательно посмотрев, я увидел, что это был танк Б-серии, а у нас на вооружении были только танки А-серии. Сказал Шагену: «стреляй, это не наш танк». Шаген открыл огонь, в тот же момент и танк турок выстрелил. Мы попали в его правый бок, но стреляли мы из осколочного снаряда, что он мог сделать бронированному танку? Их снаряд повредил смотровую часть нашего танка, которой пользовался механик. Ашот сказал, что видимости нет, он ничего не видит из-за повреждения. Второй залп, хоть он и был сделан свозь дымовое облако, повредил наш прицел. Теперь не было видимости и у Шагена. Я сказал Шагену, чтобы он и Ашот вышли, чтобы посмотрели, что можно сделать. А Ашот говорит: «поведу танк прямо на них, сбросим их в ущелье». Нас разделяло всего 300 метров. Я решил, что всем нам надо выйти, так как после третьего залпа из нас троих точно никто не выживет. Не говоря о том, что наш танк уже вовсю горел, а мы пропали в дыму. Мы были напротив друг друга: я с правой стороны, Шаген с левой, а Ашот внизу. Я повернулся, чтобы посмотреть из кабины наружу, сориентироваться на местности, дать указания, сдать танк назад, повернуться и остановиться. Правда, по нам, кроме танка, стреляли еще и из гранатомета, но другого выхода у нас не было. В этот момент прогремел третий залп. Огневая волна подняла меня, и я упал, потеряв сознания, получив ранения и обгорев. Когда открыл глаза, то увидел Ашота, который вылезал в этот момент из танка. Мы не знали, что Шаген остался в танке. Ведь я же дал приказ покинуть кабину. Мы потом поняли, что третий залп убил Шагена на месте. Танк охватили языки пламени.

Увидев Ашота, я попытался встать и пойти ему навстречу. Но в этот момент в ход пустили пулемет. Огонь сбил его с ног. Один из наших бойцов схватил меня и повалил на землю. Вражеский танк выпустил пару снарядов и отъехал. К этому времени башня нашего танка уже отлетела. Ашот остался позади нашего танка, где-то на расстоянии 30 метров. Ребята пытались добраться до него, но танк противника не позволял. Потом появился и вертолет. В этот момент в Ашота попала еще одна пуля. У него не было возможности спрятаться от вертолета, он не мог ни шагать, ни ползти. Рядом со мной был кусок картона. Я взял его и закрыл им лицо.

Полдень прошел. Было полвторого. Бой завершился, но то тут, то там были слышны выстрелы, однако это был уже был не бой. Мы спустились в город. На следующий день я решил подняться в Шуши, но не смог. Не получалось обойти наш танк. Вот так я месяц приходил к нему и замирал на месте. Ребята участвовали в похоронах Ашота, я же поехал в Хачмаз на похороны Шагена.

Не буду пробовать описать мои переживания, все равно не получится. В мире нет такого языка, с помощью которого можно было бы это сделать. Знаю только, что я никого не хотел видеть и закрылся дома. Даже радость за освобождения Шуши оказалось неполной. До сих пор слышу звук тревоги, доносящийся с Урала (грузовой автомобиль повышенной проходимовси,- прим.ред.), который призывал нас на бой. Без моих парней было очень сложно снова вернуться в жерло войны, но что я мог поделать?

Вместе с новым составом и новым танком я вновь был на поле боя. Когда смотрю назад, то перед глаза всплывает целая жизнь военного: с ее победами и горестями. Жаль, что в моем прошлом поселились тоска и незаживающая рана. Но знаете, странно то, что и в этом во всем есть и светлая сторона. Есть незабываемые, счастливые моменты, которые заставляют нас жить и двигаться дальше. Когда за столом вспоминаем прошедший военный путь, человеку постороннему мы можем показаться сумасшедшими: «как можно со смехом вспоминать войну?». Что же вы предлагаете? А что нам делать? Плакать что ли?

Чуждый нам человек не поймет нас. Наш народ другой. Сейчас, когда в какой-то части мира начинается война, люди собираются и становятся добровольцами. Куда идут, зачем идут, не поймешь. Люди стеснялись спать в подвалах. Днем шли туда, но по ночам поднимались в свои дома, спали в своих кроватях. Как такой народ может проиграть? Нет, мы должны жить. Должны жить радостно и гордо, как и подобает армянину.

Беседовала Юлия ВАНЯН

18.08.2018 Выборы в Совет старейшин Еревана пройдут 23 сентября 17.08.2018 Бойцы АО Республики Арцах нейтрализовали группу азербайджанских диверсантов 16.08.2018 Состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Премьер-министром Армении Николом Пашиняном Трамп рискует объединить Турцию, Иран, Китай и Россию в «ось попавших под санкции»- The Telegraph Правительство Армении распустило Совет старейшин Еревана 15.08.2018 С нейтральной полосы эвакуирован труп гражданина Азербайджана Саммит России, Турции и Ирана по Сирии пройдет в Тегеране В Карсе найден хачкар IX века Президент НКР Бако Саакян: «Мы являемся частью одной Родины» Президент Армении Армен Саркисян выразил соболезнования в связи с трагедией в Генуе Армения предложила передать полномочия в Совбезе ОДКБ премьеру страны 14.08.2018 Спасибо вам, мальчики! Вопрос оказавшегося в Азербайджане гражданина Армении Карена Казаряна – в повестке МИД Попытки Азербайджана перегруппировать силы в Нахиджеване будут пресечены Корикос: Армянская жемчужина Средиземноморья 13.08.2018 Кубок Европы ConIFA по футболу пройдет в Арцахе Роберт Кочарян освобожден Пределы лжи, распространяемой об армянской армии, генералах и командном составе: журналистское расследование Analitik.am «У премьера нет времени...» ВС Армении ответили на провокацию азербайджанской стороны в нахиджеванском направлении Назарбаев на встрече с Путиным предложил обсудить тему вокруг генсека ОДКБ 12.08.2018 В Шурнухе отпраздновали Успение Пресвятой Богородицы 11.08.2018 За неделю Азербайджан нарушили режим перемирия около 200 раз Бако Саакян и Артур Ванецян обсудили вопросы сотрудничества в сфере безопасности Сирийский Идлиб как ахиллесова пята российско-турецкого партнерства 10.08.2018 Пашинян предложил российским коллегам адаптироваться к новой ситуации в Армении Между палестинским ХАМАС в секторе Газа и Израилем достигнуто перемирие Российское издание: Армения превратилась в одно из самых интересных направлений Кавказа США давят на Россию и Иран - достается Армении 9.08.2018 В ВС Азербайджана вновь погиб солдат-талыш Россия прорабатывает ответные меры на новые санкции США Артур Ванецян назвал цель предстоящих изменений в Пограничных войсках СНБ Армении ВВС Израиля атаковали почти полторы сотни объектов в секторе Газа Посольство России назвало новые санкции США "драконовскими" В ходе совместных занятий военнослужащие российской военной базы и Минобороны Армении отразили атаку условного противника 8.08.2018 Сухум призвал Грузию признать независимость Абхазии и Южной Осетии Месседж Асада Израилю, проигравшему свою сирийскую войну Инцидент на вражеских позициях Генпрокуратура отклонила ходатайство депутатов, Роберт Кочарян останется под арестом Визит абхазской делегации в Сирию и молчание арцахской дипломатии 7.08.2018 Вице-спикер НС Армении и посол России обсудили карабахское урегулирование В Карсе атакован памятник туркам, уничтоженным армянскими дашнаками Ранее востребованная у туристов старше 55 лет Одесса уступила место армянскому Гюмри При незаконном пересечении армяно-турецкой границы задержан гражданин Бангладеш Глава Минтранса Армении обсудил с российскими коллегами ситуацию на КПП «Верхний Ларс» Памяти Арсена Чакаряна 6.08.2018 Почему за словоблудие Алиева держать ответ пришлось всему персоналу медиахолдинга АРА Правящая в Грузии партия отказалась от участия в выборах президента страны В результате несчастного случая погиб военнослужащий-контрактник Армии обороны Арцаха Пассажиропоток в двух аэропортах Армении возрос на 11 процентов
 
От нашего отношения к Армянскому Воину зависит благополучие наших государств и безопасность армянского народа. Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН