Аветис Чепеджян: Возвращение и Обретение

Освобождение сирийской армией экономической столицы Сирии — города Алеппо — дает шанс на то, что армянская община города все же сохранит свое существование.

В связи с этим знаменательным и переломным событием хотелось бы вспомнить одного из наших прославленных соотечественников, стоявших у истоков формирования армянской общины Алеппо. Речь о выдающемся медике, публицисте и общественном деятеле сирийской армянской общины Аветисе Чепеджяне.

Аветис Чепеджян родился 11 ноября 1876 года в киликийском Айнтапе. По настоянию своего отца, видного деятеля провинции Айнтап Ованнеса Чепеджяна, поступил на медицинское отделение Сирийского протестантского колледжа (ныне — Американский университет Бейрута — Пандухт) и в 1903 году получил диплом врача. Некоторое время проработал в больнице в Урфе, затем продолжил врачебную практику в американской больнице Айнтапа. Для получения дополнительного профессионального опыта стажировался также в Германии и Швейцарии.

В 1909 году Чепеджян женился. В этом же году начались погромы в Адане, ставшие причиной гибели от 20 до 30 тыс. армян и 1300 ассирийцев, и Чепеджян с супругой, беременной их первенцем, решает вернуться на родину, в Айнтап.

В годы Первой мировой войны Аветис Чепеджян служил в османской армии в качестве офицера-медика на различных фронтах, и в ходе своей воинской службы вел дневник. И хотя впоследствии им было написано множество литературно-публицистических работ на общественные, национальные и церковные темы, наиболее значимым трудом, безусловно, является именно его «Дневник армянского армейского офицера в Чанаккале и на восточном фронте, 1914-1918 гг.», написанный в 1914-1919 гг. армянскими буквами на турецком языке. Лично меня данная книга в свое время поразила своей беспощадной документальностью.

Этот дневник, содержащий воспоминания доктора А. Чепеджяна о войне, был начат 3 ноября 1914 года, а последние записи в нем датированы декабрем 1919-го. В 1986 году книга была переведена и издана в Бейруте на западноармянском языке, а в нынешнем году вышел в свет ее перевод на турецкий.

По поводу выхода турецкого варианта книги журналист издания Today's Zaman Эркам Эмре пишет: «Дневник армянского офицера османской армии в Первую мировую войну представляет нам это событие в совершенно ином аспекте и раскрывает глаза на те ценности, которые мы потеряли из-за отсутствия толерантности по отношению к другим народам».

Дневниковые записи Чепеджяна обширны, особенно все, что касается в них Геноцида армян. Однако уникальными их делает то, что они были написаны армянским офицером османской армии. Его жизненный путь и свидетельства непосредственного очевидца напрочь опровергают современные тезисы турецкой пропаганды об отсутствии у армян лояльности к османскому государству и, более того, некоем «предательстве родины». Чепеджян отдал свой воинский долг империи сполна — от начала и до конца, и не прерывал исполнение своего долга и служебных обязанностей даже в те моменты, когда перед ним возникали проблемы, связанные с его армянским происхождением.

Воспоминания разные. С одной стороны, это красочное описание различных городов и местностей Западной Армении и Малой Азии, с другой — тревога, боль и страх, тоска по семье и дому и разворачивающаяся на его глазах трагедия его народа. К этим переживаниям добавляется осознание долга и меры ответственности в отношении своего предназначения офицера и медика.

Лишь заключение Мудросского перемирия 30 октября 1918 года становится завершением его военной карьеры. Как он сам пишет, «сегодня я был демобилизован из армии… ночью не мог сомкнуть шлах».

С этого момента и начинается его долгое возвращение домой. Но до этого возвращения была еще более долгая, полная горестей жизнь Аветиса вдали от своей семьи, наполненная тоской по ней и болью трагедии, переживаемой его народом.

Аветис Чепеджян любил природу и живо описывал ее красоту: «Какие прекрасные луга и повсюду чарующе зеленые горы. Румели — это рай». А вот его восхищенное описание горы Арарат: «Арарат представляет собой уникальное, пленительное зрелище. Много восторженных чувств унесу с собой домой. Бесподобная, великолепная и достойная славы императора Августа гора Арарат».

Описания красот природы этих мест чередуются с уродливыми картинами войны, описанными во всех подробностях, в том числе ход битвы при Чанаккале, включая бомбардировки со стороны союзных сил палаточного лазарета для раненых:

«Печальнейшее зрелище: везде рассыпаны человеческие черепа, кости рук и ног. Осколки пуль от шрапнели, обрывки палаток, куски обуви повсюду…»

Отдельное место в дневнике отведено профессиональным заметкам военного медика:

«Среди наших военных очень высокое количество больных малярийной лихорадкой. У меня много работы»; «Прибыло 11 тысяч раненых, лечить их раны попросту нет времени. Мы заняты лишь сопровождением их на корабль для отправки. Посмотрим, что будет». «В эту ночь я не спал до утра, настолько много работы. Эти строки пишу на огромном корабле, перевозящем раненых, здесь их 2 тысячи. Война в очередной раз вспыхнула со страшной интенсивностью».

И, конечно, будучи армянином, Аветис Чепеджян рисует переживаемую его народом беду. Он рассказывает, что, помимо ужасов войны, закон о выселении, вступивший в силу 27 мая 1915 года, стал еще одним трагическим событием в жизни османских армян, подробно описывая положение тех, кто стал жертвой младотурецкой политики Геноцида и массовых депортаций. Чепеджян часто говорит о том, что ему «не хватает сердечных сил», чтобы продолжать вести свой дневник:

«12 тысяч беженцев прошли через Мараш: жестокое зрелище, непередаваемые впечатления; из-за этого у меня больше не хватает сердечных сил продолжать мой дневник»; «Армянская деревня Хапузе — полностью опустошенная… Осталось всего пять семей, которые я посетил. Вторым пристанищем стала другая армянская деревня под названием Клушкерт. В этих краях сотни подобных армянских деревень, все пустые, население изгнано. Выйдя из Клушкерта, на расстоянии полутора часов от Балуэна достигли армянской деревни Хошмат, где начали расквартировываться. В деревне из 300 домов осталось четыре или пять семей. Курдские кочевники разрушили все дома»; «…Долина Тигранакерта обширна. Сюда мы прибыли три дня назад. По дороге я стал очевидцем зрелищ, сдавливающих сердце: повсюду кости армян…»

А ведь есть еще терзания по родным, также не избежавшим депортации без права на возвращение, включая его беременную жену и брата Григора, которые в 1915 году были сосланы в Сирию. И скорбные вести о гибели тестя на этапе у города Османие, о высылке семьи сестры и смерти племянников: «Вчера, услышав о кончине достопочтенного Тиграна Гунтагчяна, сильно опечалился»; «Сепха лер моей сестры Ноэм выслали в сирийскую пустыню и, узнав о смерти ее сыновей Геворга и Карапета, я испытал сильную скорбь».

Все эти потрясения, которые ему пришлось пережить, сказывались и на внутреннем состоянии Аветиса: «11 ноября мне исполнилось 40 лет: печальная годовщина. Посмотрим, а исполнится ли 41, и где, и как?..» Но, несмотря на тоску по дому и семье, Аветис всегда сохранял в сердце надежду: «Получив изображения моих детей — Ропера и Ваге, я несказанно обрадовался».

При всем при этом, армянский офицер продолжал исправно исполнять свой долг перед «больным» отечеством. Однажды, в ходе одного из боев, в корабль, груженный продовольствием, угодила бомба, и моментально начался пожар. Все турецкие солдаты замерли в оцепенении, не осмеливаясь его тушить. «Поднявшись на ступени, я крикнул, обращаясь к солдатам: «Эй, арсланы, это день служения ватану, давайте же тушить пожар, вперед!». Растерявшиеся было аскеры пришли в себя и бросились тушить огонь…».

Читая эти строки, невольно вновь и вновь задаешься вопросом: и как после всего этого турки смеют обвинять армян в предательстве «имма ватана» — государства — в ходе Первой мировой войны? Однако Аветису было хорошо известно, что из себя представляют турки, и в своих воспоминаниях он не сомневается в том, что это — «жестокий народ».

И вот начинается путь Аветиса к дому и последняя часть его дневника. «Все время думаю о доме. Уже два дня нахожусь в пути»; «…Шестой день идем пешком: сегодня я полностью вымотался. Нормальной пищи нет. Сегодня четыре наши телеги увязли в снегу. А еще стаи волков… провожу самые незабываемые дни в моей жизни. Однако то чувство, что возвращаюсь домой, заставляет забыть все испытания…». Однако даже усталость не в силах помешать ему описывать окружающее. Вот, например, картины Вана: «…Озеро, Вараг и гора Сипан создают впечатляющее зрелище»; «…В Баязете была тысяча армянских домов, но все бежали». Он проходит Кара-Килису и Челикян: «…Все деревни района — армянские, но все пустые».

В итоге, после 40 дней пути, Аветис наконец достигает Трапезунда. Оттуда по морю добирается до Полиса и, наконец, по железной дороге — Алеппо.

Его жизнь и деятельность в Алеппо — это отдельная глава. Все свои силы он посвящает вопросу выживания соотечественников, спасшихся от жерновов Геноцида, становлению армянской общины Алеппо. Вместе с братом жены Филиппом Ованесяном, при содействии известной эстонской миссионерки и спасительницы армян Анны Хельвиг Бюль, он открывает лечебницу, впоследствии преобразованную в известную на весь Алеппо больницу его имени. В ней он лечит пострадавших в ходе Геноцида армян.

Свой благородный труд Аветис продолжал до 1950 года, пока позволяло здоровье.

Скончался Аветис Чападжян в 1952 году и с большими почестями был похоронен на Национальном кладбище Алеппо. Он стал подлинным символом выживания своего народа, как и его Алеппо сегодня — символом выживания Сирии.

Аветис Чепеджян не ведал отчаяния, потому что его целью было возвращение домой. И выбрав эту трудную стезю, он не сворачивал с нее, заслужив обретение. В этом и есть святое предназначение Армянина. Никогда не опускать рук, никогда не отчаиваться на долгом пути Возвращения и Обретения. Потому что Армянин обязан вернуться Домой…

ПАНДУХТ

28.02.2017 Садджад Карим: Объявление Баку депутатов Европарламента в международный розыск – бесполезный акт Утонувшие более месяца назад в Каспийском море нефтяники сами приплывают обратно Сумгаит. Победа человеческого духа над звериным Минобороны Азербайджана сообщило об одном из ликвидированных аскеров (фото) (обновлено) Полномасштабной войны не будет, но мы должны держать глаза и уши открытыми: Командос Генсек НАТО призвал Ереван и Баку вернуться к переговорам по Арцаху Стало известно еще о двух ликвидированных аскерах До сих пор не выявлены все подробности апрельской войны: Уорлик Минобороны Арцаха об обстановке на передовой В сети появились новые кадры азербайджано-арцахских боев трехдневной давности 27.02.2017 Президент встретился с Генеральным секретарём НАТО Йенсом Столтенбергом Дональд Туск: Карабахский конфликт требует срочного политического решения Шахин Мирзоев призвал служащих в ВС Азербайджана талышей не погибать зря за клан Алиевых Премьер Армении призвал Диаспору принять участие в строительстве будущего Родины Муталибов: Кадры Чингиза Мустафаева свидетельствуют о национальном предательстве Президент Армении представил председателю ЕНП подходы к урегулированию арцахского конфликта Переговоры по новому правовому документу между Арменией и ЕС завершены: Серж Саргсян Минобороны Арцаха: Завершился процесс эвакуации тел азербайджанских военных из нейтральной зоны Видеоролик уничтожения азербайджанской диверсионной группы «Осажденные» Евросоюз продлил на год санкции против Беларуси От МИД Армении требуют контршагов в связи с преследованием евродепутатов Азербайджаном: политолог На турнире в Турции сборная Армении выступит в полным составе: главный тренер Последствия виртуальной бизимдирианы Население покидает приграничные азербайджанские села: Виталий Баласанян На встрече с премьером Армении не было речи об открытии абхазской железной дороги - Каладзе Сенор Асратян опроверг сообщение МО Азербайджана Советник Эрдогана: турецкая армия прошла на 90 километров вглубь Сирии Минобороны Арцаха о вопросе эвакуации трупов азербайджанских военных Глава Минобороны Греции: Нога турка никогда не ступит на греческие острова МИД Ирана: Тегеран готов содействовать установлению стабильности и безопасности в Нагорном Карабахе Баласанян: Азербайджанская сторона не смогла вынести трупы своих военнослужащих из-за нарушения договоренности Минобороны Азербайджана утаило допрыгавшегося аскера Азербайджанские сказочники вновь попались на распространении дезинформации Минобороны Азербайджана назвало имена ликвидированных аскеров О «выносных аскерах» и конкуренте Вагифа Даргяхлы Минобороны Арцаха об обстановке на передовой 26.02.2017 Чингиз Мустафаев: «Кто это сделал?!». Часть 3 Славная победа армянского оружия 25.02.2017 В Ереване состоялась премьера докфильма «Осажденные» Новые данные о ликвидированных аскерах Видеоролик уничтожения диверсионной группы ВС Азербайджана в направлении Мартуни Стало известно имя одного из ликвидированных аскеров ВС Азербайджана Азербайджанский полковник подготовил почву для новой партии "шехидов" Трупы азербайджанских аскеров на нейтральной территории (видео) Азербайджан пытается отыграться за свои потери, стреляя по коровам Баганиса МО Арцаха: Странная «логика» Баку – как тела «обороняющихся» азербайджанских солдат оказались в нейтральной зоне? Минобороны Армении: В ближайшее время будет обнародована видеозапись, подтверждающая факт азербайджанской агрессии МИД Армении: О попытке наступления ВС Азербайджана проинформированы страны-сопредседатели МГ ОБСE Понеся потери ночью, азербайджанское руководство говорит об армянском "наступлении": Ованнисян
Проблема в другом: к Арцаху прилегают пребывающие в плену обширные армянские земли, на которых живет враг, ежедневно озвучивающий угрозы в адрес Республики Арцах. Это обстоятельство заставляет граждан Арцаха, как и весь армянский народ, жить в условиях необходимого дополнительного напряжения духовных и физических сил. Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН